Консерватор
Консерватор
НЕИЗВЕСТНЫЕ СТРАНИЦЫ ЧЕЧЕНСКО-УКРАИНСКОЙ ДРУЖБЫ
Еще при советской власти, будучи школьником, я как-то гостил у своего дяди в селении Хаттуни, что расположено в ущелье реки Басс у подножья горы Маштак в Веденском районе Чечни. Старики любят рассказывать о былом, и в ходе того разговора речь зашла о событиях 30-х годов, когда в маленькое село Хаттуни пришли сотни умирающих с голоду людей.

«Мне в то время было, где-то лет шестнадцать, наверное, примерно, как вам сейчас. Они пришли и остановились в той ложбине, метрах двухстах от нашего дома, — рассказывал дядя. Они бедняги ели траву, словно домашняя живность, до того они были измождённые и голодные».

После этих слов дядя не смог сдержать слёз.

«
«Всем селом люди вышли кормить их, несли всё, что у них было из еды. Прямо под открытым небом, на майдане, ставили котлы, забивали скотину, днями и ночами варили мясо, пекли хлеб и кормили. Многие наши сельчане впервые видели украинцев, и то, что они именно украинцы мы узнали позже. Да и не было никакой разницы кто они, и откуда. Никто этим не интересовался, все без разговоров и расспросов разобрали людей по своим домам и откармливали их. Тем из наших, у кого хозяйство было слабым, сельчане побогаче помогали, приносили для украинцев мясо, муку, картошку, масло.

Я уже не могу припомнить, кто именно организовывал кормление и расселение голодающих. Наверняка, организаторов не было, люди у нас обычно сами берутся за такое дело. В таких вопросах чеченцев агитировать нет нужды. Одно помню хорошо, советская власть в помощи беженцам не участвовала. А наоборот – не давала помогать украинцам.

Через несколько дней после того, как у нас появились голодающие украинцы приехали начальники из Веденского НКВД и потребовали выгнать украинцев из села и пригрозили тюрьмой, если будут продолжать кормить их. Но люди не испугались угроз. Чеченцы всегда проявляли солидарность с теми, кого власть ущемляла и преследовала.

Наши сельские мунафики тоже пытались угрожать людям, говоря, что из-за них мы можем пострадать от власти. Видимо НКВД обязывало их запугивать людей. Но такого не было, чтобы хоть кто-то отказал в крове и пище украинцам. Такая же ситуация была и в других чеченских сёлах. Люди повсеместно, по всей республике, принимали украинцев, давали им одежду, пищу и кров.

Власти, видя, что чеченцы массово принялись помогать украинцам, не стали предпринимать силовых мер против нас. Но через какое-то время в Хаттуни пришли войска НКВД, организованно собрали всех украинских беженцев и увезли. Куда увезли я не знаю. То же самое произошло и в других селах».


»
Слушая дядю, я вспомнил о сталинской депортации, и понял, что советская власть, убившая голодом более семи миллионов своих братьев славян, не могла испытывать никакой жалости к чужым им чеченцам. Тем более, что чеченцы всегда противостояли этой власти как могли.

Прошло время. На новом витке истории уже чеченцы в роли беженцев пришли в Украину, спасая свои семьи. И хотя пограничники встречают чеченских беженцев с детьми на границе под автоматным прицелом, и высылают на расправу в Россию, для меня Украина не только ее власть, пограничники и милиционеры, выполнившие волю своих мучителей. Я знаю настоящих украинцев, таких как парень Сашко и его товарищи, которые защищали Президентский Дворец в Грозном, и Тарас Шевченко, вдохновенно писавший:

І вам слава, сині гори,
Кригою окуті.
І вам, лицарі великі,
Богом не забуті.
Борітеся – поборете,
Вам бог помагає!
За вас правда, за вас сила
І воля святая!

Украинцы в Чечен Ауле
Амина, бывшая школьная учительница, а теперь пенсионерка, знала Любу лично. Она рассказала Азаттыку, что Люба очень любила мужа-чеченца, у них было двое детей, которые погибли в младенчестве.

В 1994 году Москва начала первую войну с чеченцами, без разбора обстреливая города и села. Тогда погиб муж Любы. Амина рассказывает, что Люба после смерти мужа жила в бедности, но, несмотря на уговоры Амины переехать в город, Люба решила остаться в деревне, где были похоронены ее муж и дети.

В Чечне много устных свидетельств об украинцах, нашедших убежище в Чечне во время Голодомора, нo письменных доказательств, архивных данных нет.

Пенсионер Хожа Якияев говорит, что его село Чечен Аул приютило по крайней мере 100 украинских семей во время голода.

Дядя Якияева был главой села, и он часто вспоминал их прибытие:

«Когда они прибыли, истощенные голодом, мы показали им свое гостеприимство. В Чечен Ауле тогда было 500 семей, и каждая пятая семья приняла украинцев в свои дома. Мы помогали им до 1938 года».

В Чечен Ауле осталось всего несколько этнических украинцев: многие вернулись домой с концом голода или позже, когда в Чечне началась война.

В годы чеченской депортации
Когда Сталин, говорит Якияев, приказал депортировать чеченцев в 1944 году, некоторые украинцы решили последовать за приемными семьями. Некоторые вернулись, но многие погибли на трудном пути в Центральную Азию или Сибирь, или в последующие годы.

«Украинцы ответили добротой на доброту. Они присматривали за опустевшими домами, вещами и скотом депортированных чеченцев, защищая их от воров», - рассказывает Якияев.

После распада Советского Союза историки собрали тысячи свидетельств тех, кто пережил Голодомор. Но до сегодняшнего дня немногие за пределами Чечни знают об украинцах, бежавших в Чечню во время Голодомора.

Чеченский историк Вахит Акаев говорит, что семейные фотографии и другие доказательства, скорее всего, пропали во время депортации чеченцев и двух войн:

«Произошли новые, более страшные трагедии, которые затмили старые. Поэтому эта тема никогда не изучалась».

Чеченцы не забыли детей Голодомора. Чеченский певец Имам Алимсултанов (убитый в Одессе русскими спецслужбами в 1996 году) посвятил им песню под названием «Спасибо тебе, Украина», в которой поет о том, как в 1930-х годах судьба свела украинцев и чеченцев.
В подготовке материала участвовали Амина Умарова, Клэр Бигг и Айшет Андрухаева.

Рассказ : Юсуф Ибрагима


13/11/2018
~
Поділитись