Насущне

ХВОРІ РЕЧІ СТОЛІТТЯ

Суспільство
Уродливый лик мира, который мы построили, остро критикуемый ведущими умами Запада и Востока уже много лет, во время эпидемии стал проступать и для обывателя.

Скажем эпидемии за это «большое спасибо».

Как у каждой конструкции, у этого мира есть главная, системообразующая идея.

Это идея избалованного индивида.

Индивида, как основную социальную единицу, вокруг которой выстраивались социальные процессы (познание, управление, производство, образование и так далее), придумал в 17 веке отец либерализма - Джон Локк (и иные умы).

Атомизированный индивид (АИ), оторванный от традиции и ее исторического и культурного содержания, сначала возник как философская единица, потом - как политическая, потом, в качестве экономической.

АИ - «естественное» решение антропологического (человеческого) вопроса в мире, в котором отменили сакральное.

Десакрализованный мир это мир, в котором исчезли боги и ангелы, и остались только материальные вещи.

Вершиной такого мира, его фокусом, становится одинокий человеческий разум, разум среди вещей.

Этот разум, наблюдая за миром вещей, конструирует на основании наблюдений свои знания.

Система личностных связей, которая удерживала человека в мире сакрального, в мире вещей была заменена системой связей под названием «законы» (природы, истории, науки, экономики и пр.), выявленных с помощью наблюдений и размышлений.

Природа превращается в механизм, нечто на подобие огромных часов.

Проекция данной картины мира, вещественной и механической, на идею человека - дала идею «человека без свойств" - наделённого рациональным умом и сформированного внешней средой биологического и социального механизма.

Задача человека, по Локку, заключается в том, чтобы, развив свои рациональные качества, он освободился от сословных, догматических, кастовых и других традиций и построил новое общество, основанное на договоре между такими же индивидами.

Мир, в центре которого был поставлен человек-механизм, вызвал к жизни механизмы обслуживания человека.

Проблема в том, что теперь, осмысляя самого себя, как механизм, человек по-прежнему, имел дело с цельностью, но был не способен воспринять себя как цельность - целостный мир, способность восприятия целостного, как такового, были разрушены путём удаления сакрального.

Центральный вопрос:

- как дан сам себе человек?

в механическом мире имеет только фрагментарный ответ.

Что я (у)вижу в себе, вглядываясь в себя, если я думаю про себя, что я - механизм, работающий по определённым законам?..

Я увижу в себе биологические и социальные потребности.

Потребности должны быть удовлетворены - по определению иначе, индивид не выживет, а индивид - главная ценность нового мира.

Мы нарисовали пирамиду Маслоу и создали вокруг неё механизмы, обслуживающие этажи потребностей.

Так под биологический и социальный механизм были созданы политический механизм и рыночный механизм.

Шаг за шагом, и нами была построена гигантская фабрика удовлетворения потребностей индивида.

Следующий шаг - мы не можем ждать потребностей от природы, мы должны сформировать их - маркетинговый механизм.

По мере удовлетворения базовых потребностей индивида, его начали баловАть.

Система поощряла индивида.

Система поощряла индивида в худшем смысле этого слова: потакала ему и развращала его.

Лучшая иллюстрация этой системы - механизм (фабрика) «звёзд»: звёзд-актеров, заезд политики, звезд спорта.

Мир потребностей мы превратили в мир удовлетворения потребностей, мир удовлетворения потребностей в мир создания возможностей, мир создания возможностей в мир потребления возможностей, мир потребления возможностей просто в мир потребления, а мир потребления - в мир развлечений, и, наконец, к 2020 году - мир развлечений - в мир потребления развлечений, фабрику эмоций, иллюзорный мир.

Скука стала нашим главным врагом.

И вдруг на сцене появляется вирус глобального масштаба, который ведёт себя, о, ужас, не как механизм.

А как нечто живое, целостное.

Кажется, что он преследует нас лично.

Наиболее распространённым ответом профессионалов (врачей) становится «не знаю», профессиональных камлателей (политиков) - попытки превратить вирус в механизм, объяснить его, как механизм.

Ну если не вирус, то хотя бы механизм (!) его распространения.

А если не механизм распространения, то реагирования.

А если не реагирования...

Начинается кризис, не имевший до этого аналогов - кризис механистической картины мира.

Первое, что бросается в глаза - неадекватность подавляющего количества (и качества) систем управления, которые мы создали для жизни в механистическом мире: кризис управления.

Второе - ведущее свойство информационного океана, который мы вокруг себя напрудили - многократное эхо переотражений, в данном случае - тревожных сигналов, в ситуации, когда у нас нет механизмов (!) его приостановления - ибо он тоже ведёт себя, как живое.

Информированием мы заменили образование, и теперь имеем миллиарды информированных, но давно потерявших способность логически мыслить, биологических механизмов, которые, по-прежнему, хотят удовлетворения потребностей и - развлечений, но из-за кризиса управления уже их не имеют.

Третье - кризис мотивации.

В мире «звёзд» основа мотивации - это политика идентичности: самоотождествления себя со звездой и и конкуренция за подобную позицию и/или причастность.

Данная мотивация применялась и в маркетинговых механизмах, и в политических.

Бах. Кризис мотивации: с кем ассоциироваться, если «звёзды» экрана и спорта массово болеют вирусом и перестали быть первоочередной потребностью, ничего не могут предложить в деле борьбы с биологической угрозой выживанию?.. а звёзды - политики завалили управление?..

Бах: кризис развлечений, скука, карантин: наедине со злейшим врагом.

Заметьте, что внезапно стало модным косплеить не кадры из современных сериалов или компьютерных игр - а классическую живопись.

На подходе - кризис производства, как результат кризиса управления и потребления.

Итого: кризисы управления, производства, образования (точнее информирования) есть ни что иное, как кризис познания, расплата за механистический подход к миру, к реальности, к самим себе.

Пока человечество, мы все, не научимся иначе познавать, три остальных кризиса разрешены не будут.

Вирус - это принуждение к разумности.

Не той разумности, где торжествует одинокий разум-в-механизме в Механизме материальных вещей, а разумности живого среди Живого.

Человечеству в целом предстоит сильно обеднеть (в смысле бездумной траты ресурсов), поскромнеть (в смысле объявления «конца истории» и «торжества цивилизации над природой») и поумнеть (в смысле дальнейшего целеполагания).

Многие спрашивают: что дальше?..

Мой ответ: погодите с «дальше».

Переживите «теперь». Побудьте в нем.

Чем качественнее разрушаться старые представления, мотивы и ориентиры, тем больше шансов на то, что «дальше» вообще для вас состоится.

Но кое-что из дальше, уже проступает:

- исчезнет «человек развлекающийся и потребляющий» (без удержу).

Исчезнет и то, на что он ориентировался.

И то, что это формировало, обеспечивало, поддерживало.

На смену должен придти «человек-среди-людей», а вместо «блага индивида» - общее благо (включая индивида).

Конечно, старый мир не сдастся без боя и будут ещё жуткие рецидивы.

И перемены произойдут не завтра, а послезавтра. Или после-после завтра.

Но благая весть уже тут:

- Иван Антонович, Аркадий Натанович, Борис Натанович, мы кажется, дожили до Начала.